У нас удобная мобильная версия 1prime.ru
Интервью
/ Интервью

Игорь Буланцев, Sberbank CIB: Cпрос на российский риск сильно не удовлетворен

Исполняющий обязанности руководителя Sberbank CIB Игорь Буланцев

МОСКВА 21 дек – ПРАЙМ. Перед входом в кабинет и.о. руководителя Sberbank CIB Игоря Буланцева висит большая доска с планами на ближайшее время. В правом нижнем углу легенда: зеленым отмечены решенные задачи, красным – открытые. Красных точек практически нет. 

"Это план на двухнедельный спринт. Такой форматы работы принят на уровне всего правления и очень дисциплинирует, стимулирует решать максимум задач за ограниченное время", - поясняет хозяин кабинета. В таком же экспресс-режиме прошел и наш получасовой разговор. О новых продуктах компании, об эволюции инвестиционной отрасли в России и о том, чем заместить снизившиеся процентные доходы топ-менеджер рассказал в интервью агентству "Прайм". 

 

- Каковы предварительные итоги года?

- Мы выполняем планы по всем основным приоритетным направлениям – и по финансовым результатам, и по развитию новых продуктов. При этом, хотя ключевыми драйверами бизнеса Sberbank CIB остаются корпоративный банкинг и операции на глобальных рынках, мы видим точки роста по всем направлениям. Отмечу и отличные результаты команд CIB территориальных банков: за 9 месяцев года они перевыполнили план по операционным доходам после создания резервов почти в два раза. В результате ожидаем, что план по прибыли по итогам года будет превышен.

Первая половина года оказалась сильно бодрее, чем вторая. Во втором полугодии мы столкнулись с ростом давления на кредитный портфель: вырос объем свободной ликвидности, а процентная маржа снизилась. Спрос на кредиты пока низкий, и в таких условиях все крупные клиенты предпочитают привлекать капитал через другие инструменты, например, через облигации, где они могут занять денежные средства под ставку менее 10% на достаточно длинный срок. 

Так, на рынке евробондов окно открылось весной и до сих пор проходят крупные сделки с переподпиской на российские бумаги первого эшелона, постепенно подтягиваются компании второго эшелона. Среди уже проведенных сделок упомяну дебютное размещение евробондов Global Ports и последовавшие за ним выпуски долларовых евробондов "Совкомфлота" и "Еврохима", выпуск рублевых еврооблигаций РЖД. В целом пока спрос на российский риск сильно не удовлетворен, поэтому ждем новые хорошие размещения с переподпиской.

 

- В прошлом году глава Сбербанка Герман Греф признался, что не видит будущего у "классических инвестиционных банков" в России; на ваш взгляд, это было сказано, как свидетельство о необходимости поиска новых бизнес-моделей или же эта оценка была дана из-за слабости рынка в 2015 г.? 

- Оба фактора сыграли свою роль именно в России. Например, на зарубежных рынках, в США, сегмент M&A [слияния и поглощения – прим. ред.] активно растет за счет политики ФРС, обеспечивающей низкую стоимость денег. В России активность на этом рынке низкая: сейчас мало кто хочет покупать конкурентов или выходить на новые рынки. Восстановление на рынке капитала наметилось лишь в последние полгода, как примеры тому – сделка по приватизации АЛРОСА, размещение "Русснефти". Все это – позитивные сигналы, но мы не ждем, что рынок резко восстановится в объемах. 

 

- Какие электронные продукты вы запускаете в ответ на новые вызовы?

- Весной мы запустили систему электронной торговли Sberbank Markets, которая, пока в основном крупнейшим корпоративным клиентам, предлагает доступ к валютной ликвидности Сбербанка - операциям по основным валютным парам в таких продуктах, как валютный спот и линейные валютные деривативы. Сейчас платформой пользуется уже более 90 клиентов, в следующем году ожидаем подключения нескольких сотен. Мы намерены развивать этот продукт, расширять его функциональность, в следующем году добавим к нему money market в части возможности по размещению краткосрочных депозитов. 

Второй крупный новый продукт – мы запустили систему FinLine для дистанционного проведения банковских расчетов. Это продукт для банков, отвечающий всем современным требованиям информационной безопасности.

Если продолжить разговор о новых электронных продуктах в контексте бизнесе торгового финансирования, следует упомянуть и платформу, автоматизирующую внутренний учет ряда операций торгового финансирования. Эта платформа предназначена для всех сегментов корпоративного бизнеса – от крупнейших до малых предприятий и является собственной разработкой Сбербанка. Платформа позволит клиентам в режиме онлайн совершать большинство операций и оперативно получать полноценную информацию по совершаемым сделкам. 

Кроме того, мы с интересом следим за развитием технологии Blockchain, возможностями ее применения для платежных систем. 

 

- На чем вы будете зарабатывать?

- В целом мы развиваемся как интегрированная "продуктовая фабрика", обеспечивая продуктами CIB всю группу, одновременно являясь каналом продаж для продуктов других блоков Сбербанка. При этом мы видим, что будущее – за более дорогими продуктами, которые предусматривают полное покрытие риска. В реальном секторе потенциал спроса со стороны наиболее требовательных клиентов имеют структурные продукты, связанные с хеджированием рисков и ставками. Здесь в нашем пайплайне имена крупнейших эмитентов не только из металлургии, но и нефтяного сектора.

Если говорить об электронных продуктах и конкретно Sberbank Markets, то доступ к системе будет бесплатным для пользователей. Мы зарабатываем на перекрытии встречных клиентских сделок внутри системы без необходимости выходить на рынок и платить за прекрытие контрагентам. При этом, предоставляя клиентам исполнение сделок с минимизацией влияния на внешние рынки и обеспечивая более выгодные курсы благодаря агрегации внутренней ликвидности Сбербанка и внешних рынков, мы максимально заинтересованы в росте объемов торгов через Sberbank Markets.

 

- На какой объем торгов уже вышли?

- Еще рано давать оценки, пока можно сказать о том, что сейчас объем торгов клиентов, проходящий через платформу, совокупно составляет около 1 млрд долларов в неделю. При этом количество сделок и, соответственно, совокупный объем проводимых операций постоянно растут.

 

- По сути, это доходы от трейдинга. 

- Не совсем. Доходами от трейдинга считаются доходы от собственной позиции. В данном случае это не столько собственная позиция, сколько клиентские потоки. 

 

- То есть вы будете конкурировать с биржей?

- Sberbank Markets не является биржевой площадкой для организации торгов, и мы не видим своей задачей конкуренцию с Московской биржей. Наша цель – увеличение доступной на рынке ликвидности для наших клиентов. Клиенты Московской биржи – это в основном банки-дилеры и высокочастотные трейдеры, тогда как мы сфокусированы на предоставлении услуг корпоративным клиентам и широкому кругу финансовых институтов.

 

- Можно сказать, что ваша цель – нарастить долю комиссионного дохода?

- Так и есть, точнее, у нас, у блока CIB, есть задача в принципе наращивать непроцентные, некредитные доходы – доходы от переоценки, комиссионные и торговые доходы. 

 

-  Расскажите подробнее о втором проекте, системе Sberbank FinLine.

- Проект запустился в пилотном режиме год назад, а сегодня им пользуются уже более 100 банков, в том числе и банки-нерезиденты. Разработка Sberbank FinLine началась еще два года назад и это был один из первых крупных проектов Сбербанка, реализованных по методологии Agile. На первом этапе система создавалась как резервный канал доставки финансовых документов, затем мы поэтапно наращивали её функциональность, руководствуясь приоритетами клиентов.

Сегодня Sberbank FinLine – современная система дистанционного банковского обслуживания для финансовых институтов, которая позволяет проводить и отслеживать статус платежей в режиме онлайн, управлять остатками средств на счетах, получать подтверждения по сделкам, выставлять заявки на обслуживание объектов кассово-инкассаторского обслуживания. По сути Sberbank FinLine является одновременно современным инструментом проведения расчетов для резидентов и нерезидентов, в том числе в национальных валютах, и "витриной продаж" других продуктов для финансовых институтов.

 

- Когда Сбербанк купил "Тройку Диалог", у появившегося блока CIB одна из целей была сопровождать российский бизнес за рубежом. Вы решили отказаться от зарубежной экспансии из-за санкций?

- Мы по-прежнему сопровождаем бизнес клиентов во всех странах присутствия группы Сбербанк, – в США, Великобритании, Центральной Европе, на Кипре, в других локациях. Сейчас мы разрабатываем стратегию международного присутствия, смотрим, где мы и наши продукты нужны, где точки роста. Например, в 1 квартале 2017 года мы планируем предложить доступ к Sberbank FinLine турецкому Deniz Bank. При этом у нас нет никаких ограничений на работу с другими турецкими банками, которые выразят желание работать со Сбербанком как в российских рублях, так и в турецких лирах.

 

- Какие основные задачи стоят перед CIB? 

- Во-первых, это команда: мы собираемся продолжить развитие сотрудников, наставничества. 

Во-вторых, это повышение клиентоцентричности. Мы, обслуживая крупнейших клиентов, понимаем, что в России наша клиентская база ограничена и сильно расти не будет. В такой ситуации нам важно понимать бизнес каждого клиента, понимать его стратегию, потребности и то, как мы можем их удовлетворить. 

При этом мы не планируем замыкаться только на наших клиентах из числа крупнейших компаний, но и, как я уже отмечал, планируем продолжать быть "продуктовой фабрикой" для других блоков. Например, клиентская база уже упомянутой системы Sberbank Markets, помимо крупнейших корпоратов, уже включает клиентов средней величины из территориальных банков, а также клиентов за пределами России. Конечно, у нас есть планы подключать и розничных клиентов в будущем.

Следующий приоритет – технологии. Одна из наших целей – максимально автоматизировать процессы. Другое направление развития – использование Big Data. Сегодня и рынок, и технологии меняются очень быстро, и мы должны соответствовать скорости этих изменений. 

 

- Все те продукты и цели, которые вы описали, ориентированы больше на внутренний рынок и внутренних клиентов. Складывается впечатление, что ваша новая стратегия написана под условия "осады". Это некий особый путь российской инвестиционной отрасли? Или аналогичные решения разрабатывают и другие лидеры рынка?

- Мы внимательно следим за рыночной динамикой и адаптируем свою бизнес-модель для достижения всех запланированных целей стратегии-2018. Если говорить о России, то, конечно, она является частью мира, но при этом у нее действительно часто свой путь, поэтому и продуктовое предложение несколько разнится. Мы регулярно смотрим на композицию доходов конкурирующих глобальных и региональных инвестиционных банков и анализируем, надо ли адаптировать их продуктовую линейку к нашим рынкам исходя из текущих реалий. Если говорить в целом, мы пристально наблюдаем за тем, что происходит у нас и в мире, реагируем на изменения и меняем подходы с таким расчетом, чтобы занимать лидирующие позиции не только в России, но и достойно конкурировать с глобальными банками. 

Сюжет

Интервью

21