Интервью
/ Интервью

Глава IBM Россия и СНГ Филатов: WannaCry показал, насколько мир уязвим перед киберугрозами

#Андрей Филатов, IBM

МОСКВА, 1 июн - ПРАЙМ. Россия находится на пороге четвертой промышленной революции – некоторые новации уже активно внедряются в банковском и финансовом секторах, но многое еще предстоит реализовать. О том, для чего нужен искусственный интеллект, как бороться с киберугрозами и что сейчас происходит в области анализа огромных массивов данных, в интервью агентству "Прайм" рассказал гендиректор IBM Россия и СНГ Андрей Филатов.

- Андрей Викторович, как вы оцениваете развитие рынка информационных технологий в России? Отстаем ли мы от развитых стран? 

- Россия пока еще немного отстает. Это видно по объему проектов на рынке, в частности, решений в области кибербезопасности. При этом есть компании и организации, которые ни в чем не уступают и одними из первых внедряют современные технологии. С точки зрения направлений, наибольший прогресс наблюдается в области мобильных технологий для бизнеса, неплохо развиваются облачные технологии. Если в мире наблюдается рост гибридных облачных решений, когда защищенные среды выделяются для заказчика на стороне провайдера, то в России нередки случаи облачных платформ, развернутых у заказчика. Второй вариант представляется мне менее эффективным. 

- На каком Россия месте по развитию современных технологий, если сравнивать с другими странами СНГ и Восточной Европой?

- В регионе Центральной и Восточной Европы лидируют две страны – Россия и Польша. Это обусловлено высоким уровнем развития экономики этих стран и наличием крупных предприятий, которые реализуют современные проекты, связанные с цифровой трансформацией. Ведь она предполагает масштабные изменения. К примеру, банк не может просто сделать мобильное приложение, необходимо модернизировать все процессы, связанные с обслуживанием клиентов. В противном случае мобильный банкинг так и останется способом оставить заявку, а бизнес-процессы будут идти "по старинке". Это означает, что экономический эффект будет не столь впечатляющим, как ожидалось, а клиенты, в первую очередь молодая аудитория, не получат желаемого функционала. 

- А что молодежи нужно от современного банка?

- Молодежь привыкла к мгновенной доступности сервисов и не понимает, почему нельзя перевести деньги, скажем, в час ночи. При этом и людям постарше, погруженным в работу, сложно выкроить время для похода в банк, а в России по-прежнему для многих операций это необходимо. Современные технологии, например, блокчейн, дают возможность изменить систему отношений "банк-физлицо", снизить бумажный документооборот с минимальным риском потери данных. 

- Какие тренды сегодня можно считать наиболее актуальными для IT-индустрии – соцсети, мессенджеры, бренды, подобные Uber и Airbnb, упрощающие людям решение повседневных задач?

- Все перечисленное работает и развивается лишь в совокупности, причем, новинки реализуются стремительно. Это обусловлено тем, что лояльность клиентов сегодня низкая, как никогда: они бегут к конкуренту, способному привлечь их новой и необычной услугой, "фишкой", если можно так сказать. Без этого "вау-эффекта" прироста клиентов не будет.

- Как вы оцениваете перспективы роста рынка технологических решений в России? 

- Эти перспективы связаны, в первую очередь, с разработками, позволяющими обогнать конкурентов за счет персонификации. Каждому клиенту следует предложить максимально подходящий для него пакет услуг. Это не только повысит эффективность маркетинга, но и напрямую повлияет на финансовый результат. Позитивом станет и освобождение клиентов от спама, который вызывает лишь отторжение. 

Однако для такого таргетирования необходимы мощные системы аналитики, сбора и анализа данных. Речь уже не просто о больших данных, а об озерах и океанах данных, которые исследуют ученые-аналитики (data scientists). Потребность рынка в таких аналитиках огромна, однако специалистов с высокой квалификацией пока крайне мало. 

- Как технологические изменения затрагивают финансовый сектор, ведь он консервативен и не любит смены инструментов? 

- Пресловутый консерватизм финансового сектора не распространяется на IT-разработки. Напротив, большая часть сервисов сегодня без цифровых технологий просто неработоспособна. Банки это прекрасно понимают и активно изучают возможности для цифровой трансформации. Безусловно, на этом пути есть и передовики, и консерваторы. Последних хотелось бы предостеречь – если ждать, пока новые технологии станут мейнстримом, можно потерять клиентов, которые переметнутся к конкурентам, уже внедрившим новинку. 

Гораздо лучше идти впереди тренда, например, организуя центры компетенции, позволяющие в кратчайшие сроки оценить пригодность новой разработки. В нашей практике были случаи, когда буквально за одну-две недели продукт тестировали и внедряли вначале в пилотном виде, а затем реализовывали в полном масштабе. 

- Сотрудничает ли IBM с российскими специалистами для разработки и внедрения технологий на российском рынке? 

- Во-первых, в российском подразделении IBM работают как раз российские специалисты, что также является нашим вкладом в развитие цифровых технологий в стране. Во-вторых, с рядом крупных заказчиков у нас есть соглашения по передаче знаний. И, наконец, в-третьих,  есть университетская программа, в рамках которой студенты, изучающие информационные технологии, могут пройти у нас практику. Те, кто наиболее ярко проявляет себя, получают возможность остаться у нас постоянно. 

- Происходит ли сейчас в России "четвертая промышленная революция", которая должна отменить рутинный труд и поднять производство на новый уровень?

- Процессы уже идут, и крупные промышленные предприятия тестируют технологию реализации передовых систем, в том числе, с использованием робототехники. Бесспорно, это создает определенную угрозу рабочим местам, поскольку предполагает автоматизацию стандартных действий. Однако наша цель в этом процессе – не заменить человека, а создать искусственный интеллект, помогающий ему. 

- Какие изменения в этой связи происходят на рынке финансовых сервисов?

- Разработок хватает. Так, когнитивная система Watson применяется для wealth-менеджмента – она позволяет анализировать огромные массивы биржевой информации о компаниях, трендах, курсах акций и других финансовых инструментах. Аналитикам, работающим с рынком акций, такое решение помогает улучшить оперативность и качество рекомендаций. Однако самого аналитика система точно не заменит, поскольку принимать решение должен человек, ведь на нем лежит и ответственность. 

- Вы обозначали возможность реализации в 2017 году нескольких серьезных проектов с использованием прорывных технологий. Реализуется ли что-то сейчас?

- В России мы ведем переговоры с рядом клиентов по использованию Watson, в частности в области кибербезопасности. Есть интерес и к блокчейн-решениям. В апреле мы уже сообщали о первых проектах, внедряемых российскими заказчиками с участием российских бизнес-партнеров. Вообще, подобными новациями интересуются многие, но внедрятьих непросто, поскольку прорывные технологии требуют существенных материальных и временных ресурсов: интеллектуальные решения необходимо отлаживать и обучать. 

- Насколько кибербезопасность в современном мире соответствует развитию IT-технологий? У всех на слуху вирус WannaCry, нанесший ущерб сотням тысяч компьютеров в разных странах мира. Можно ли как-то этому противостоять?

- WannaCry наглядно показал, насколько современный мир уязвим перед киберугрозами. Хакеры за последние годы стали более организованными – теперь это не одиночки, а транснациональные сети, охватывающие до нескольких сотен человек. Для борьбы с ними государства должны объединиться, чтобы в случае обнаружения взлома совместно блокировать вредоносное программное обеспечение. Важно разрабатывать средства глобального оповещения. В России мы внедряем один из первых в мире проектов по использованию системы Watson for Cyber Security – системы искусственного интеллекта для борьбы с киберпреступностью. Так что российские компании активно работают в этом направлении. 

- Могут ли появиться вирусы, способные внедриться в стратегические системы – оборонные, космические и навредить им? Или это пока из области фантастики?

- Думаю, пока это скорее из области фантастики. Подобные объекты действуют в закрытом контуре и не подключены к интернету. Вряд ли ситуация изменится в обозримой перспективе.

Сюжет

ПМЭФ-2017

Санкт-Петербург, Казанский собор

Сюжет

Интервью

3