У нас удобная мобильная версия 1prime.ru
Интервью
/ Интервью

Зампред ЦБ Василий Поздышев: У нас постоянная война пушек и брони

#Зампред Банка России Василий Поздышев

МОСКВА, 8 июн - ПРАЙМ, Елена Медведева.  Банковский надзор в России в настоящее время переживает революционные изменения. Скоро на смену кредитному механизму санации банков придет капитальный, который будет проводиться под эгидой ЦБ. Когда новые правила вступят в силу, как они отразятся на деятельности банков, когда начнется массовая замена лицензий, и как ЦБ ведет войну с "чёрными" банкирами, в интервью агентству "Прайм" рассказал зампред Банка России Василий Поздышев. 

 — Президент Владимир Путин в мае подписал федеральный закон о пропорциональном регулировании и создании в России многоуровневой банковской системы. Сколько российских банков в результате этого могут получить универсальную или базовую лицензию?

Выбор между универсальной или базовой лицензией основан на выборе бизнес-модели, а также на желании и возможности банков соответствовать требованиям закона, то есть увеличить капитал до универсальной лицензии (1 миллиард рублей), либо наоборот, перейти из статуса банка с универсальной лицензией в статус банка с базовой лицензией.

Сейчас можно делать только примерные оценки. На 1 мая текущего года в банковской системе был 551 действующий банк. Из них 27 банков находятся в процессе финансового оздоровления, 287 банков имеют размер капитала более одного миллиарда рублей и 237 банков — менее одного миллиарда рублей.

В числе названных 237 банков можно выделить три категории: 29 банков с капиталом от 700 миллионов рублей до одного миллиарда рублей, 61 банк с капиталом от 500 до 700 миллионов рублей и 147 банков, капитал которых менее 500 миллионов рублей.

 — Какой принцип для регулятора наиболее важен при выборе банками статуса?

Для нас очень важны бизнес-модель и стратегия развития банка. Хочу отметить, что сегодня некоторые банки, особенно небольшие, вообще не имеют четких ориентиров и стратегии в своей деятельности. Когда менеджменту таких банков задают вопрос о стратегии и бизнес-модели, то чаще всего мы слышим ответ: "заработать прибыль для собственника". Вот и вся бизнес-стратегия. Поэтому для нас важно стимулировать банки к разработке эффективной бизнес-модели и понятной стратегии развития.

 — Давайте вернемся к цифрам. Как много банков смогут докапитализироваться до одного миллиарда рублей и сохранить статус универсальных?

Очевидно, что из трех категорий банков, которые я уже называл, первой потребуется меньше всего средств — до 300 миллионов рублей, и здесь шансы увеличить капитал высокие. 

Второй категории будет сложнее, поскольку им может потребоваться до 500 миллионов рублей. Ну, и наконец, больше всего средств будет необходимо 147 банкам, поскольку некоторым из них нужно будет увеличить капитал в два и более раза, а это уже очень серьезный шаг.

При этом уже с конца текущего года увеличение капитала банков будет проходить под гораздо более жестким контролем Банка России, сейчас для этого мы готовим необходимую нормативную базу. Речь идет об изменениях в нормативном акте Банка России 395-П под условным названием «фиктивный капитал», которые дадут регулятору больше возможностей по проверке источников капитала банков. 

 — Каких, например?

Например, простейшая схема, которая в прошлом очень широко использовалась: банк выдает кредит какой-либо компании, которая через цепочку посредников, не всегда непрерывную, передает эти средства другим компаниям, и в результате деньги уходят за границу, а обратно возвращаются уже в виде субординированного кредита, увеличивающего капитал самого банка. 

Банк России будет иметь возможность потребовать от банка показать цепочку всех платежей. И если где-то в этой цепочке возникнет разрыв, то регулятор будет вправе исключить из капитала такие сомнительные источники до момента, пока банк не покажет реальные источники увеличения капитала.

 — Какие еще схемы используют банкиры для надувания капитала?

Вторая типовая схема — это увеличение капитала банка за счет фиктивных сделок и фиктивной прибыли. Например, банк может начислять проценты или комиссии, но никогда не получать их.

Также банки при операциях с производными финансовыми инструментами со связанными с банком компаниями фиксируют на этих юридических лицах убытки, одновременно фиксируя на балансе банка "техническую" прибыль. Банк России будет очень строго относиться к подобным операциям.

 — Расскажите подробнее о механизме, когда произойдет массовая замена лицензий?

Закон предусматривает для кредитных организаций переходный период с 1 января 2018 года по 1 января 2019 года, когда банки должны принять решение и определиться, в каком статусе они продолжат работу. Если банки будут готовы к увеличению капитала раньше, то они могут это осуществить уже в 2017 году.

Важно отметить, что технически с даты вступления закона в силу – 1 июня 2017 года – все банки признаются банками с универсальной лицензией. И тогда в течение 2018 года им придется или подтвердить данный статус размером капитала, или получить базовую лицензию. Таким образом, отвечая на ваш вопрос, у банков есть полтора года, и "массовая" замена лицензий произойдет к 1 января 2019 года.

Важный момент: с какого времени к банкам с базовой лицензией будут применяться упрощенное регулирование - с момента получения банком базовой лицензии.

Изменения статуса банков в рамках нового закона разработаны таким образом, чтобы упростить возможность перехода банков и в категорию небанковских кредитных организаций НКО. Поэтому важно заострить внимание на том, что в течение всего переходного периода в 2018 году банки могут выбрать не только статус кредитной организации с универсальной или базовой лицензией, но и статус НКО или даже микрофинансовой организации. Возможно, какие-то кредитные организации не захотят больше оставаться банками, если для их бизнес модели нет необходимости привлекать средства вкладчиков.

— Будет ли меняться регулирование на небанковском рынке в связи с тем, что изменилось регулирование для банков?

Для НКО нет, пока не предусмотрено. С точки зрения МФО — да, но это достаточно долгий процесс. Банк России проводит долгую поступательную работу по урегулированию этого рынка. Закон о пропорциональном регулировании предусматривает, что если статус банка изменится до 1 января 2019 года, в течение пяти лет банк будет иметь возможность сохранять свой баланс и осуществлять операции, даже если эти операции и активы не удовлетворяют новым требованиям. Речь идет об обслуживании заключенных ранее договоров без возможности их пролонгации. Это сделано для того, чтобы и банки, и их клиенты могли спокойно и без спешки завершить операции, которые они осуществляли. По кредитным договорам осуществление операций возможно до истечения их первоначально установленного срока действия. 

— В мае также был подписан закон, который вводит новый механизм санации банков. Когда заработает этот механизм, когда начнет работать управляющая компания Фонда консолидации?

Да, вопросов относительно этого закона очень много, это совершенно новый механизм финансового оздоровления банков и новая "территория", на которую еще не ступали ни Банк России, ни российские банки.

Если отвечать на вопрос «когда», то в законе есть две составляющие. Нормы, дополняющие финансовое оздоровление новым механизмом, предусматривающим прямое участие Банка России в капитале санируемых банков с помощью Фонда консолидации банковского сектора, вступают в силу через 45 дней после подписания закона — с 16 июня 2017 года.

Вторая часть, изменения в составе совета директоров Агентства по страхованию вкладов, вступает в силу с 31 июля 2017 года. 

Времени крайне мало, поэтому мы проводим очень интенсивную подготовительную работу. Все мероприятия можно поделить на три блока. Первый — мероприятия организационного характера: создание управляющей компании, наделение ее необходимым функционалом и лицензиями, поскольку это будет самостоятельная, хоть и дочерняя для Банка России компания, работающая на рыночных принципах и регулируемая аналогично другим управляющим компаниям.

Второй блок вопросов — это вопросы методологические, нормативные. Чтобы закон заработал, нужно написать и утвердить большой объем нормативных актов (более 30), которые определяют процесс принятия решения, процессы взаимодействия Банка России с управляющей компанией и санируемой кредитной организацией, а также с АСВ. При этом при подготовке нормативной базы необходимо соблюсти все процедуры: от публичного обсуждения и антикоррупционной экспертизы до финального утверждения и регистрации в Министерстве юстиции.

Третий блок связан с созданием самого Фонда консолидации. Я бы хотел еще раз пояснить, что этот фонд не является самостоятельным юридическим лицом в отличие от управляющей компании, которая распоряжается его средствами. Фонд консолидации, по сути, это обособленный набор счетов на балансе ЦБ. 

С точки же зрения операционной - новый механизм санации банков начнет работать после завершения бухгалтерской, нормативной, методологической и организационно-штатной работ. Мы планируем, что это произойдет к концу июля. Это, конечно, оптимистичные прогнозы. 

— Какой минимальный остаток сейчас на счете фонда?

Сейчас на этих счетах нет выделенных средств. Они будут зачислены по решению совета директоров при первом решении о санации через фонд. Также самой управляющей компании нужно иметь средства для обеспечения деятельности. Штат управляющей компании планируется небольшой, около 25 человек — небольшой коллектив очень профессиональных людей.

Что касается средств, выделяемых на финансовое оздоровление через новый механизм, то решение будет принимается на индивидуальной основе в зависимости от ситуации в конкретном банке. Поэтому каждый раз совет директоров Банка России будет принимать решение о необходимости выделения средств под конкретный проект финансового оздоровления. 

— Правильно ли мы понимаем, что деятельность управляющей компании Фонда консолидации будет касаться только новых банков?

Да, мы предполагаем, что речь пойдет о новых санациях. Напомню, что на сегодняшний день 27 банков находятся в процессе финансового оздоровления, и они и дальше будут реализовываться в соответствии с принятыми ранее решениями.

Некоторые инвесторы приходят в Банк России с просьбой либо продлить сроки финансового оздоровления, либо дать им больше средств на реализацию проекта. Это связано с тем, что они рассчитывали на определенное качество и рентабельность вложений, а реальность не всегда соответствует ожиданиям. Поэтому пересечение старого и нового механизмов санации теоретически возможно и предусмотрено законом, но мы не думаем, что это может произойти в скором времени.

— Какая проблема самая актуальная в этом вопросе?

Самый важный вопрос - сохранить доверие граждан и предприятий к механизму финансового оздоровления, а для этого регулятору очень важно иметь максимально широкий набор инструментов. И у нас такие инструменты есть, и мы также будем их активно использовать, это и новый механизм докапитализации банков с помощью Фонда консолидации, и передача активов и обязательств от одного банка другому, и bail-in.

— Кто возглавит управляющую компанию?

Мы своевременно объявим об этом кадровом решении. Управляющая компания, как и положено, будет соответствовать всем требованиям законодательства и правилам управления, у нее будет генеральный директор и совет директоров.

— Что сейчас больше всего беспокоит ЦБ в плане борьбы с недостоверной финансовой отчетностью?

Это постоянная война пушек и брони. Не слишком добропорядочные управленцы и финансисты придумывают новые схемы, а Банк России старается такие схемы выявить и устранить, создать условия для невозможности их использования в дальнейшем. Но больше беспокоит не сама техника фальсификаций, а слабость наказания за подобные недобросовестные деяния, такие как фальсификация финансовой отчетности.

— Регулятор, наверное, будет инициировать внесение каких-то изменений в Уголовный кодекс?

Мы не обладаем правом законодательной инициативы, но участвуем в работе по изменению формулировок ряда статей. Такая работа нами ведется.

Если говорить о недостоверной отчетности, то дьявол скрывается в нюансах. Например, по УК отчетность уже не признается недостоверной, если Банк России выявил существенные недостатки в отчетности банка и указал на них, а банк после этого взял и внес изменения в отчетность - исправил ее.

Бывает так, что банк вывел средства, например, предоставил невозвратные кредиты, который полностью "убили" его капитал. Банк России проводит проверку и в соответствии со своими полномочиями требует от банка достоверно отразить это в отчетности. Банк отражает изменения, после этого у него отзывается лицензия. В такой ситуации отчетность банка не признается недостоверной. Вот если банк, несмотря на то, что Банк России потребовал достоверно отразить операции, отказался это сделать и продолжал предоставлять регулятору недостоверную отчетность, только тогда она может быть признана недостоверной. 

Это очень тонкий нюанс, поскольку регулятор обязан требовать у банка замены отчетности на достоверную. Мы предлагаем это изменить - отчетность должна считаться недостоверной с момента обнаружения Банком России этого факта. Много таких нюансов. 

Вторая часть проблемы — несоответствие тяжести преступления и наказания. Лица, которые с помощью различных схем вывели из банков миллиарды рублей средств вкладчиков и кредиторов, потом получают лишь штраф в размере 500 тысяч рублей. Вряд ли это можно назвать нормальным. 

— Такая законодательная инициатива должна исходить от правительства?

От правительства, либо от депутатов. Банк России активно участвует в законотворческом процессе, работая и с правоохранительными органами. 

Еще одна область для работы — вопрос самих расследований. Хочу отметить, что финансовые преступления — это преступления особой сложности, где используются сложные финансовые механизмы и юридические договоры, в том числе международные, с иностранными компаниями, оффшорами. 

Представителям правоохранительных органов сложно, зачастую и практически невозможно быстро и эффективно провести такое расследование, поскольку у них нет необходимой компетенции, нет опыта. 

Сюжет

Интервью

14