Инвесторов разочаровал ежемесячный доклад МЭА

Софья Кирсанова

Софья Кирсанова

Поводом для корректировки стало снижение цен на нефть марки Brent на 1% на фоне публикации отчета API о возобновлении роста запасов в хранилищах США (+3,1 млн баррелей при ожидавшемся сокращении запасов). Более того, инвесторов разочаровал ежемесячный доклад МЭА, в котором эксперты спрогнозировали, что при текущем уровне добычи ОПЕК запасы в 2018 году сокращаться не будут, поскольку спрос и предложение сбалансируются. Также, судя по данным американского департамента по охране окружающей среды (BSEE), доля приостановленной (из-за урагана Нейт) добычи в Мексиканском заливе за день сократилась с 60% до 33%. Соответственно, даже если данные EIA за прошлую неделю покажут снижение добычи в США, то уже в ближайшие дни она восстановится до прежних уровней. 

Помимо нефти аппетит инвесторов к риску сдерживается ожиданием статистики по инфляции в США за сентябрь, которая увеличит или снизит шансы повышения ставки ФРС на заседании в декабре. Судя по опубликованным на этой неделе проколам с сентябрьского заседания Федрезерва, регулятор готов к третьему повышению до конца года, поскольку видит стабильный рост экономики и ожидает увеличения инфляции до таргетируемых 2%. Сейчас рынок оценивает вероятность нового шага по ужесточению монетарной политики в декабре на уровне 90%.

На российском рынке в лидерах роста акции Евраза (+1%), ТМК (+1%) и Распадской (+1%). При этом НЛМК, Северсталь и ММК торгуются в красной зоне (-2,4%, -1,5% и -1% соответственно). Операционные результаты ММК и Северстали подтвердили, что несмотря на высокий сезонный спрос на металлы в 3 кв., заметный рост цен произошел только в сегменте сортового проката, в то время как цены на листовую сталь снизились. Соответственно, средние цены реализации обеих компаний не изменились, и аналогичный результат можно ожидать и от НЛМК. В то же время Евраз, который является безусловным лидером по продажам сортового проката станет главным бенефициаром сложившейся в 3 кв. ценовой конъюнктуры.

Ограничение ответственности